Эксклюзивное интервью с Абдурахманом Махажиевым перед Brave CF 48: Arabian Night 18 марта

0 просмотров Нет комментариев

Эксклюзивное интервью с Абдурахманом Махажиевым перед Brave CF 48: Arabian Night 18 марта

«Позже бы приехал в больницу – мог быть летальный исход». В клетке Махажиев идёт до конца
Чеченский боец не жалеет себя в октагоне. Возможно, именно это когда-то помогло ему победить Забита.

Представитель клуба «Ахмат» Абдурахман Махажиев проведёт свой следующий поединок в лиге Brave CF 18 марта. Его соперником станет француз с алжирскими корнями Ильес Джирун. Пока наибольшую известность чеченскому бойцу по прозвищу От души парень принесла победа армбаром над Забитом Магомедшариповым в любительской карьере. В эксклюзивном интервью «Чемпионату» Абдурахман рассказал о том, как и почему перешёл из ACA в Brave, о поединке, который чуть не стоил ему жизни, и о перспективах Хамзата Чимаева в UFC.

— Откуда такое прозвище – От души парень? — Я даже сам не знаю, откуда оно взялось. В Sherdog кто-то написал за меня. — Ваш последний бой был больше года назад. Это для вас длительный простой? — Да, довольно-таки. В прошлом году у меня сорвалось два боя. Один – из-за пандемии коронавируса, бой должен был проходить в Бразилии в конце марта. Тогда отменили турниры во всём мире. Второй поединок должен был быть здесь же, в Бахрейне, 1 октября, но у меня возникли проблемы с почками, и меня не допустили. Проблемы были связаны с весогонкой.

— Вопрос весогонки вы решаете серьёзно, с врачами, или же, так скажем, по рукописям старших товарищей? — У нас есть спортивный врач в клубе «Ахмат», с ним всё обговариваем и делаем, как он скажет. — Какой самый большой вес приходилось гонять? — С 82 до 70 килограммов. — Ваш поединок будет главным боем вечера. Чувствуете ли особую ответственность? — В АСВ я уже как-то возглавлял турниры, и для меня разницы нет, что главный бой, что первый бой в прелимах, я одинаково настраиваюсь. — В любительской карьере у вас есть бой с Забитом Магомедшариповым, причём выигранный досрочно — армбаром. Легко ли вам тогда далась эта победа? — Да, я хорошо помню этот поединок. Бой был тяжёлым. Сейчас мы с Забитом уже близко дружим, поддерживаем связь.

— А ещё кого-то побеждали из ныне известных бойцов? — В любителях многих побеждал, но самый известный мой бой – против Забита. Есть ещё имена, но сейчас я не буду их называть. Все друг друга побеждали по любителям. — Насколько серьёзно, на ваш взгляд, можно воспринимать любительские поединки регионального уровня? — Сейчас Союз ММА – это то же самое, что и профессиональные бои. Один бой выиграешь, в следующем даже не знаешь, против кого поставят, поэтому довольно-таки сложно. А грэпплинг, боевое самбо – это совсем другое. Любительские ММА – это уже серьёзная тема. — Есть ли кто-то, кого принципиально хотелось бы побить? — Нет, у меня такого не бывает. Кого мне дадут, на того и соглашаюсь. — Со времени поединка против Забита многое ли поменялось в вашей подготовке и в тренерском составе? — Сначала я тренировался в клубе «Беркут», сейчас я в клубе «Ахмат», тренеров много сменилось. В последние годы тренируюсь в «Ахмате». — Хотели бы съездить на сборы куда-то за границу? — Нет, я на сборы езжу в Дагестан, в клуб Dagestan Fighter и в школу имени Абдулманапа Нурмагомедова. — Вы уже были в новом зале школы? — Я там был ещё в феврале, когда Абдулманап ещё жив был. Он сам приходил на тренировки. Там хороший зал, есть все условия. Впрочем, у нас дома тоже есть самые лучшие условия, у нас есть даже несколько баз. Поэтому ничего удивительного там для меня не было. — Какое впечатление на вас произвёл Абдулманап Нурмагомедов? — Я его давно знаю, с 2011 года. Хороший человек, хороший тренер. Когда ещё Хабиб не был таким популярным, как сейчас, я был на связи с Абдулманапом по телефону, он ещё тогда пару раз звал меня на сборы в горы.

— С чемпионом Brave CF в суперлёгком весе Эльдаром Эльдаровым вы знакомы? — Да, я его лично знаю, общаемся. Он здесь бывает, когда мы приезжаем, он ведь живёт и тренирует в Бахрейне. — Да, его туда пригласили, и теперь он тренирует сборную Бахрейна по ММА. Если бы вам когда-то поступило предложение работать за пределами РФ в качестве тренера, как бы вы к нему отнеслись? — Вряд ли я куда-то поеду. У меня большая семья, поэтому, скорее всего, останусь дома.

— У вас в «Инстаграме» есть фото с Хамзатом Чимаевым, сделанное в начале этого года. Вы только общались или работали с ним? — Я с ним не работал, на тренировках у него гораздо больший вес, у меня вес не такой. А так мы с ним тоже дружим.

— Как думаете, скоро ли он вернётся? — Я думаю, летом вернётся. Сейчас он как раз дома, в Чечне, Рамзан Кадыров его встречал. Приехал перед нашим вылетом на турнир. Восстанавливается. Может быть, из-за состояния здоровья сказал тогда о завершении карьеры, когда был в стрессе. А потом со всеми поговорил и решил вернуться. Но я после его болезни пока с ним не виделся. Сейчас, когда летом он вернётся, наведёт там ещё больший шум, будет больше хайпа и громких боёв.

— Видите ли вы для него конкурентов в его весе? — Камару Усман, наверное.

— Прежде вы выступали в ACB и АСА. Вы сами ушли оттуда? — Да, сам перешёл. Здесь, в Brave, я провёл пока один бой, по идее, предстоящий поединок должен был быть уже четвёртым, но два боя, как я уже говорил, сорвались.

— Легко ли вас отпустило руководство АСА? — У нас там с этим проблем нет. Они меня сами подписали туда. Как только поступило предложение перейти в Brave, я сразу согласился. В ACA и так много чеченцев, и друг с другом драться мы не будем, ведь мы все вместе тренируемся. — Что больше нравится в АСА, а что – в Brave? Например, в плане организационных моментов. — Даже не знаю. Единственное, что в Brave больше нравится – это то, что турниры проходят в разных странах. А так отношение к бойцам одинаковое, в обеих лигах на высшем уровне. — Ваш следующий соперник Ильес Джирун проведёт свой дебютный бой в Brave. Прежде, до 2018 года, у него была хорошая победная серия. Как вы его оцениваете? — Хороший соперник. Он ударник, но и неплохо борется и болевые делает. Всесторонне развитый парень. Вот, буквально перед интервью был с ним face-to-face. — Ваш оппонент тоже мусульманин – он из Франции, но, судя по второму флагу, этнический алжирец. Трудно ли для вас биться с братьями по вере? — Я вообще не сторонник того, чтобы биться с мусульманами, я это всегда говорю. Не только с чеченцами, но и с представителями других наций. Но здесь тебе не дают выбирать соперников. — Вашим предыдущим оппонентом должен был быть киргиз Абдисалам Кубанычбек. Я смотрела его бои, он достаточно жёсткий парень. Как думаете, насколько трудным или лёгким он был бы для вас? — Не знаю, бой показал бы. Но я настраивался тогда серьёзно, на все три раунда. Скорее всего, мы бы с ним боролись. Мы с ним и до этого были знакомы, а потом ещё больше сдружились. Мы поговорили и решили, что будем драться теперь только за титул. Но сейчас он уже бьётся за пояс, и ему нет смысла выходить против меня. Если я выиграю этот бой и последующий, то тоже буду за титул уже драться.

— Как в целом оцениваете матчмейкинг в Brave? Считаете ли, что дают «правильных» соперников? — В целом – да. Бывает иногда, что дают неравных соперников, то есть более слабых. Но это везде бывает, даже в UFC. В основном же здесь хороший подбор бойцов. — У вас нет ни одной победы решением. Вы стремитесь к этому в поединках или так само собой получается? — Я всегда настраиваюсь на то, чтобы закончить бой досрочно, но в то же время всегда готов к тому, что буду драться все три раунда. — У вас достаточно много побед «треугольником». Это ваш любимый приём? — Да, можно сказать так. Когда ещё выступал по любителям, тоже часто делал его. Вообще моя база – грэпплинг, джиу-джитсу. — Какой бой в вашей карьере был самым сложным? — Даже не знаю, нет каких-то особо запомнившихся боёв. Самый лёгкий вот помню – когда нокаутом выиграл в главном бою в ACB. А сложных не помню. — Результат поединка в ACB с Денисом Канаковым в статистике записан как «дисквалификация». Что там произошло? — Эта дисквалификация произошла из-за того, что я сломал себе грудную клетку, когда оторвал его от сетки и воткнул в канвас. Причём после этого я ещё где-то 7-8 минут дрался. Когда меня дисквалифицировали, я даже ничего не видел. После этого меня сразу отвезли в больницу в Москве. Сказали, если бы я на полчаса-час позже приехал, мог быть летальный исход. — А говорите, что не было сложных боёв. — Ну, не знаю. Он ведь мне ничего не сделал. Это я сам себе грудную клетку сломал, когда его бросил. А вообще, я думаю, этот бой должны были признать несостоявшимся, потому что это произошло на первой же минуте поединка. Обычно ведь это так происходит, если на первых минутах случается травма. — Кстати, о дисквалификациях. На прошлой неделе на турнире Brave 47 бились азербайджанец Али Гулиев и боец из Индии Рана Рудра. И был эпизод с запрещённым коленом – почти такой же, как в бою Петра Яна и Алджэмейна Стерлинга. — Я вообще не понял, что именно произошло в том бою. Боец из Индии хотел продолжить, но всё равно потом опять что-то случилось, и поединок остановили.

— На ваш взгляд, можно ли Стерлингу что-то высказывать по этому поводу? Мол, вот парень, который оказался в такой же ситуации, но захотел продолжить бой? — По факту Стерлинг уже сделал всё, что смог. Но в бою все видели, что он проигрывал. Этот удар коленом был запрещённым, сам Пётр знал об этом, и Стерлинг знал и воспользовался этим. Даже если бы он продолжил, он всё равно проигрывал. И он воспользовался этим шансом. По факту он чемпион, но на самом деле чемпион – Ян. — Что говорят на эту тему в бойцовском сообществе? — Разные мнения слышу. Я думаю, что Стерлинг правильно сделал. В том смысле, что иначе, возможно, он больше никогда не станет чемпионом.

— А если сейчас он откажет Петру в реванше? — Это будет очень несерьёзно. Я думаю, он захочет соскочить с этого боя. А с кем ещё Петру драться, если чемпион – Стерлинг? — С Ти Джеем Диллашоу? — Если только за пояс. А так, кроме титульных боёв, Петру ещё какие-то не нужны. — На прошлой неделе в UFC в главном поединке вечера Леон Эдвардс ткнул в глаз Белалу Мухаммаду, в результате чего бой признали несостоявшимся. Потом многие бойцы начали говорить, что эти перчатки действительно пора менять, так как есть высокая вероятность травмировать глаза оппонентам. На ваш взгляд, какие перчатки для ММА были бы удобнее? — Для меня эти перчатки удобные. У меня таких проблем с тычками в глаза никогда не было. В Bellator, кажется, хотели ввести другие перчатки, изогнутые, но пока, видимо, не решились. Посмотрим, как будет. — Не повлияли ли на вас санкции, наложенные США на клуб «Ахмат»? — У меня ничего с Америкой не связано. Возможно, у тех, кто в UFC дерётся, есть какие-то проблемы, но у меня их нет. — Что бы вы делали, если не стали бы бойцом? — Наверное, по специальности бы пошёл работать. У меня образование экономическое, специальность – налоги и налогообложение. Думаю, что в эту сферу пошёл бы. Я довольно неплохо учился.

Источник: championat.com
In : Бокс

Похожие статьи

Оставить комментарий

Ваш емайл не будет опубликован. Обязательные поля помечены как (обязательное)

1 + 11 =

kwork
sport